GCL Technology

14.06.2023

Компания: GCL Technology

Ticker: 3800.HK

Индустрия: Солнечная энергетика

География деятельности: Китай, сама компания зарегистрирована на Каймановых Островах

Ключевые фигуры: Чжу Гоньшань (65 лет), китайский миллиардер, основатель компании и Председатель Совета директоров. Трасту его семьи принадлежит 24% акций GCL

Рыночная капитализация (на 1июня 2023 г.): $5,5 млрд

Выручка (за 2022 г.): $5,5 млрд

Как рейтинг, так и сам анализ не являются инвестиционными рекомендациями, а отражают только мое мнение о потенциале компании. Во-первых, я не знаю и не могу знать ваших финансовых целей, инвестиционных предпочтений и отношения к риску, соответственно, рекомендаций никаких дать не могу. Во-вторых, информация в анализе может быть полезна исключительно долгосрочным инвесторам. А для того, чтобы им быть, необходимо иметь терпение и сильные нервы. Не каждый может выдержать давление, испытываемое при сильных падениях котировок. А они будут – это единственное, что я могу вам гарантировать.

 

Investment summary

Инвестиционный рейтинг (5-летний горизонт инвестирования)

Инвестиционный рейтинг при разных ценах на акцию

Подробно о том, как я выставляю рейтинги, смотрите на странице «Метод»

Рейтинг в отчёте указан на дату составления отчёта. Рейтинг на странице «Отчёты» обновлен с учётом актуальной цены, даты и изменениях в оценке риска.

История моих транзакций с акциями GCL

* текущая цена (на 1 июня 2023 г.), т.к. акции все еще в портфеле

** не применимо, т.к. акции в портфеле менее года

Что делает компания?

GCL Technology – одна из крупнейших компаний в быстрорастущем сегменте солнечной энергетики. Изначально, GCL работала в сегменте традиционной энергетики (в основном газовая и угольная генерации), однако в 2009 г. купила небольшого производителя поликремния Jiangsu Zhongneng и с тех пор постепенно перепрофилировала свою деятельность в возобновляемую, солнечную энергетику.

В 2015 г. GCL продала все свои угольные и газовые станции. К этому времени компания была вертикально-интегрированным холдингом в сегменте солнечной энергии. Она имела как upstream мощности (производство поликремния, кремниевых слитков и пластин для солнечных панелей), так и непосредственно солнечные электростанции. Причем в производстве поликремния и пластин GCL была одним из лидеров рынка с более чем 20% долей в мировом производстве обоих компонентов.

Ключевые стадии производства солнечных панелей

Основным материалом, который используется для изготовления солнечных панелей, является поликристаллический кремний или поликремний (polysilicon), который является наиболее чистым от примесей полуфабрикатом кремния. Т.к. в природе кремний не встречается в чистом виде, то его необходимо выделять из минералов или пород, основу которых составляет диоксид кремния (песок, кварц, кварциты, кремень и т.п.). Делают это путем плавления исходного материала в больших дуговых электропечах при температуре до 1800 °С. В результате получают технический (металлургический) кремний с содержанием в нем кремния в 96–99.9%.

После этот технический кремний переводят в газообразное соединение (трихлорсилан), очищают от твердых частиц и отправляют в реактор, в котором кремний осаждается на специальных стержнях, нагретых до 1150–1300  °С. Полученный поликремний, в зависимости от назначения, может иметь разную степень чистоты. Так для солнечных батарей используют поликремний с чистотой в 99.9999–99.999999% (от 6 до 8 девяток, так называемый solar grade silicon), а для интегральных микросхем – с чистотой в 99.9999999–99.999999999 (от 9 до 11 девяток, electronic grade silicon).

Более 90% произведённого в мире поликремния используется для солнечных панелей. Из поликремния выращивают монокристаллические слитки кремния разных форм (ingots), их нарезают в кремниевые пластины (wafers), на эти пластины наносятся различные дополнительные слои, накладываются медные проволоки – получаются солнечные ячейки (solar cells), которые уже собираются в финальный продукт – солнечные панели.

В данном технологическом цикле GCL занимает лидирующие позиции в производстве поликремния и кремниевых пластин.

К 2017 г. GCL обладала солнечными электростанциями на 5.5 ГВт, однако последующий кризис перепроизводства материалов для солнечных панелей привел резкому падению цен на поликремний и пластины, и компания ушла в убыток. В последующие годы она была вынуждена продавать свои генерирующие активы, чтобы погашать долги.

К 2022 г. GCL Technology продала большую часть генерирующих активов, а практически все акции дочерней компании GCL New Energy распределила между своими акционерами (GCL New Energy также котируется на бирже, тикер 0451.HK). Компания также была вынуждена продать значительную долю в одном из своих предприятий по производству поликремния — Xinjiang GCL. Хотя GCL не консолидирует деятельность этого предприятия, по факту через свои доли она все еще контролирует около 52% в этом активе.

Все это позволило GCL погасить большую часть долгов (c $9 млрд в 2018 г. до $2 млрд в 2022 г.), а также сохранить одну из лидирующих позиций в производстве поликремния и кремниевых пластин для солнечных панелей. Ниже на графике вы можете увидеть, как менялась структура выручки компании за все эти годы.

Стоит обратить внимание, что компания продает меньше поликремния, чем производит. Часть поликремния компания использует для производства кремниевых пластин. Особенно это касается 2013–2019  гг., в которые для пластин использовалось от 40 до 80% всего выпуска поликремния.

 

Котировки акций GCL Technology за последние 5 лет

Какие перспективы у бизнеса компании?

  1. В ближайшие 5 лет спрос на поликремний может удвоиться.

В своей стратегии GCL делает основную ставку на увеличение мощностей по производству поликремния, который необходим для растущего рынка солнечных панелей. Именно солнечные панели обеспечивают более 90% спроса на поликремний, оставшаяся доля – это рынок микроэлектроники.

Благодаря развитию и удешевлению технологий, а также мировой климатической повестке общая установленная мощность солнечных панелей за последние 10 лет увеличилась практически в 8 раз, а их доля в объеме вырабатываемого в мире электричества выросла до 4.5%. Причем рынок солнечных батарей растет быстрее рынка ветровой генерации, который вырос в 3 раза за этот же период.

И этот тренд на увеличение спроса на солнечные панели будет продолжаться. Солнечная энергетика занимает важнейшую роль в планах как развитых, так и развивающихся стран по декарбонизации, а также снижению энергетической зависимости от ископаемых видов топлива. США, Европа и Китай выплачивают огромные субсидии для развития возобновляемой энергетики, а также работают над введением различных налогов на энергию из ископаемых источников топлива и энергозатратные продукты, произведенные на углеродном топливе. Все это будет создавать дальнейшие стимулы для развития солнечной энергии и, соответственно, увеличивать спрос на поликремний.

Менеджмент GCL Technology прогнозирует, что к 2030 г. объем введения новых мощностей вырастет в 4 раза и превысит 1 ТВт или 1000 ГВт в год, а спрос на поликремний вырастет до 3 млн тонн. Я считаю такой прогноз слишком оптимистичным, т.к. такой объем установки мощностей будет значить, что доля выработки солнечной энергии будет расти на 4% ежегодно, что вряд ли возможно. Да, на какой-то короткий период времени такой объем может быть достигнут, но это будет только значить, что в последующие годы он рухнет. Реалистичной же емкостью рынка я считаю где-то 600–700  ГВт или около 2 млн тонн поликремния в год.

 

  1. Китай останется доминирующим игроком на рынке производства поликремния.

Сегодня Китай занимает уникальное место не только на рынке поликремния, но и во всей технологической цепочке по производству солнечных панелей. Доля Китая на каждом этапе этой цепочки превышает 80%, а, например, в производстве пластин составляет практически 100% (по данным International Energy Agency). Причем сегодня и оборудование для производства производится в Китае. Т.е. страна полностью оккупировала данную отрасль и можно сказать, что вся мировая программа по энергопереходу, в том числе и развитых западных стран, находится в зависимости от Китая.

Такая ситуация сложилась сравнительно недавно. Давайте рассмотрим для примера интересующий нас рынок – поликремний. В середине 2000-х, когда мировой рынок поликремния составлял всего 25 тыс. тонн в год, 5 лидирующих компаний держали 85% всего рынка: Hemlock, REC и MEMC (США), Wacker (Германия), Tokuyama (Япония).

Потом в гонку за растущий рынок вступили Южная Корея и Китай. Кстати, именно GCL Technology стала первой китайской компанией, которая запустила масштабное производство поликремния внутри страны и заняла большую долю мирового рынка. В 2014 г. таблица лидеров значительно изменилась. Доля GCL составляла уже 22%, Wacker – 22%, OCI (Южная Корея) – 16%, Hemlock (12%), REC (9%). Где-то в эти же года другие китайские компании также начали открывать крупные заводы.

Сейчас, по результатам 2022 г. 4 крупнейших китайских производителя поликремния занимают 71% рынка. Ниже вы можете посмотреть, как изменялась их доля за последние 10 лет.

Главной причиной, почему Китай смог захватить доминирование во всей технологической цепочке, является его конкурентоспособность по удельной стоимости производства. В Китае просто значительно дешевле производить каждый компонент. Давайте отдельно рассмотрим ее основные конкурентные преимущества:

  • стоимость электричества. Производство солнечных пластин требуется огромного количества электроэнергии. Особенно это касается поликремния и кремниевых пластин, в производственном цикле которых требуется плавление изначального материала, его перевод в газообразную форму, осаждение кремния на нагретых стержнях, а также выращивание монокристаллических слитков. Все эти процессы происходят при очень высоких температурах, соответственно, потребляют много энергии. По данным International Energy Agency около 40% себестоимости поликремния и 20% пластин составляет электроэнергия.

Производство поликремния в основном располагаются в провинциях, где высокая доля угольной генерации (Синьцзян, Цсянсу, Внутренняя Монголия), а цены на электроэнергию там составляют около $70–80 за МВт*ч. И это без учета того, что власти этих провинций предоставляют дополнительные субсидии или льготные ставки для своих производителей.

С учетом же этих субсидий затраты китайских предприятий на электроэнергию могут быть не выше, чем у американских ($60–70) и гораздо ниже, чем в Германии ($200–220) и ЕС в целом ($180–200).

  • стоимость капитальных вложений. Производство поликремния и пластин – это капиталоемкая индустрия, которая требует высоких первоначальных вложений. И как и во всех других капиталоемких индустриях, эффект масштаба имеет критическое значение в снижении удельных расходов на единицу выпускаемой продукции.

Сегодня китайские компании работают над заводами мощностью от 40 до 300 тыс. тонн в год, и экспертиза строительства таких заводов практически отсутствует за пределами Китая. В дополнение к этому значительно более долгое согласование и строительство заводов в США или Европе и высокая стоимость персонала делают первоначальные инвестиции гораздо выше. По данным International Energy Agency строительство заводов по производству поликремния обходится в Китае почти в 3 раза дешевле, чем в Европе или США, по производству пластин – 2 раза ниже. В производстве солнечных ячеек и сборке панелей разница аналогичная, примерно в 3 раза.

  • оплата труда. Значительно более низкие зарплаты в Китае также позволяют снизить расходы компаний, однако это в большей степени относится к производствам ячеек и панелей, которые требуют относительно высокое количество ручного труда.
  • наличие полного цикла. Абсолютное доминирование Китая во всех стадиях позволило ему полностью замкнуть производственный цикл внутри страны. Теперь для того, чтобы какой-то другой стране конкурировать с Китаем, необходимо также развивать и субсидировать полный цикл.

У некоторых стран есть амбиции в этой технологической цепочке, например, у Индии, которая благодаря еще более низким расходам на персонал, занимает значительные доли в финальной сборке ячеек и панелей (наиболее трудоемкие этапы). Однако, в производстве поликремния и пластин пока никакой конкуренции не намечается. Исходя из текущей доли рынка, а также пула проектов, который находится в строительстве, к 2025–2026  гг. доля Китая в этих этапах превысит 95%.

  1. В ближайшие годы цены на поликремний значительно снизятся.

Как я уже писал выше, производство поликремния – это капиталоемкий бизнес, и, как и у всех подобных бизнесов, расходы на единицу продукции сильно зависят от коэффициента использования мощностей. Поэтому производители склонны загружать заводы до предела даже при неблагоприятной ценовой конъюнктуре.

Также отрасль отличается длинным инвестиционным циклом и к тому времени когда новый завод будет построен, цены могут быть уже сильно ниже, но производители будут продолжать выпуск продукции на предельных мощностях до тех пор, пока маржинальная прибыль от следующей выпущенной тонны поликремния не уйдет в минус. Но даже в этом случае в этом случае они могут не снижать выпуск, пытаясь сохранить свою долю рынка.

Добавьте к этому то, что технологии производства поликремния постоянно совершенствуются, что приводит к тому, что новые мощности, как правило, намного эффективнее старых. Т.е. во время кризиса перепроизводства, более новые заводы вытесняют с рынка старые. Как это работает, хорошо можно увидеть на примере графика, приведенного GCL в одной из презентаций. На нем представлена кривая затрат индустрия поликремния в 2017 г.  По вертикали отмечены переменные затраты на выпуск поликремния в долларах США за кг. По горизонтали объем выпуска различными производителями от наиболее эффективных к менее. Это классическая кривая затрат, применимая для многих индустрий, где товар является преимущественно однородным.

Если представить, что спрос на поликремний составляет 450 тыс. тонн, то цена на него установится  в район $20—25, т.к. ниже этого порога самым неэффективным игрокам становится не выгодно его производить и спрос не удовлетворен. Если же спрос упадет до 350 тыс. тонн, то цена упадет где-то до $12—15, оставив всех слабых за бортом. Когда открывается новое, эффективное производство, оно двигает эти столбцы вправо (на графике это показано красным прямоугольником), что при неизменном спросе приводит к тому, что слабые игроки вынуждены закрывать свои производства. При увеличивающемся спросе они могут оставаться в игре дольше, т.к. растущий спрос требует большего количества мощностей. Но рано или поздно их все равно выкинет, т.к. новые производства будут открываться снова и снова, пока маржинальность бизнеса не придет в норму.

Такая структура рынка приводит к тому, что отрасль постоянно находится в состоянии или перепроизводства, или недопроизводства. Когда наступает перепроизводство, новые инвестиционные проекты прекращаются, а какие-то игроки и вовсе вылетают с рынка, не выдержав ценовой конкуренции. Все это приводит к дефициту предложения, что взвинчивает цены и мотивирует производителей наращивать мощности, а также привлекает новых игроков. И цикл повторяется снова.

А если отрасль еще и быстро растет, то волатильность цен может быть экстремальной. А поликремний как раз является такой отраслью. В период с 2005 по 2015 гг. производство поликремния увеличилось с 20 до 350 тыс. тонн в год. Основным драйвером роста стало стремительно развитие солнечной энергетики, а производители, которые ранее фокусировались на выпуске продукции для электронной промышленности, поначалу не успевали за спросом. Дефицит привел к тому, что цены на поликремний к 2008 г. взлетели с $30–40 за кг до $475. Ажиотажный спрос привлек в отрасль новых игроков, одним из которых как раз стала GCL Technology. Быстрое наращивание производственных мощностей в последующие годы привело к их переизбытку, и к 2015 гг. цены рухнули до $15–16, а потом и вовсе ушли к $8–10.

Низкие цены подвели черту под многими проектами, которые к тому времени не успели состояться. Долгие годы рынок переваривал этот избыток, а в 2021 г. вновь наступил дефицит предложения, в связи с чем цены на поликремний выросли в 4 раза до $32–35 за кг, снова сделав отрасль привлекательной.

Сейчас лидеры отрасли анонсируют планы по строительству все новых и новых мощностей.  Такие широкие анонсы делают в том числе для того, чтобы удержать других игроков от входа в рынок, давая им понимание, что скоро рынок будет перенасыщен. Не все из них будут введены в эксплуатацию, т.к. когда рынок перейдет к стадии перепроизводства, экономика этих проектов перестанет быть привлекательной. Без поддержки своих государств не китайские компании вряд ли переживут следующий спад из-за высоких удельных затрат. А вот среди китайских компаний наиболее неэффективные заводы имеют сейчас полную себестоимость от $10 до $12 за кг, из которых $8—10 составляют операционные затраты (электроэнергия, сырье, оплата персонала и т.п.).

Таким образом, я ожидаю, что уже скоро начнется очередной кризис перепроизводства, из-за чего цены на поликремний улетят в диапазон от $8 до $10, заставляя неэффективных производителей уходить с рынка. В дальнейшем рынок несколько восстановится (до $12), позволяя оставшимся производителям зарабатывать здоровую валовую маржу в 30–40%, характерную для производственных отраслей с олигопольной структурой (а наиболее эффективным – и 50%).

 

  1. GCL Technology станет лидером отрасли и одним из самых эффективных производителей.

Ниже на графике вы можете увидеть себестоимость производства поликремния 4 крупнейших китайских производителей, а также компании Wacker AG (Германия), тоже занимающей значительную долю рынка.

На что стоит обратить внимание.

1. Когда цены ушли ниже $10, такие производители, как GCL Technology и Wacker AG почти три года работали в минус. Они смогли выдержать давление рынка и остаться в нем, хотя, конечно, и не без последствий. При этом наиболее эффективные компании, DAQO New Energy и Tongwei Co Ltd даже на дне рынка умудрялись делать валовую маржу в 25—40%.

2. Скачок цен на электроэнергию в Европе в 2022 г. вследствие энергетического кризиса привел к резкому скачку затрат Wacker AG. Благоприятная конъюнктура рынка позволяла немецкой компании даже при таких затратах зарабатывать деньги. Однако, следующего кризиса перепроизводства Wacker AG может и не выдержать. Это – первый кандидат на вылет с рынка.

3. Ну и самое главное. До 2022 г. удельные затраты GCL Technology были значительно выше, чем у самых эффективных производителей. Однако, в 2022 г. при том, что у всех остальных затраты выросли (в основном из-за роста цен на электроэнергию), у GCL можно отметить резкое сокращение себестоимости (на 25%). И причину этого я объясню ниже.

Существует два основных метода производства поликремния: посредством так называемого процесса Siemens и на технологии производства в реакторе с псевдоожиженным слоем (FBR, Fluidized Bed Reactor). Подавляющая часть всего поликремния в мире производится на процессе Siemens, при котором металлургический кремний переводится в газообразное соединение трихлорсилан, очищается и направляет в реактор, где кремний оседает на специальных кремниевых стержнях.

GCL Technology также использует данный метод на своих производствах, однако с тех пор, как были введены ее основные мощности, метод Siemens совершенствовался, и новые производства, открываемые другими компаниями, демонстрировали значительно меньшие удельные затраты. Сама же компания в этом время не торопилась модернизировать свои мощности, а сделала ставку на альтернативный, более современный метод – FBR.

Отличие FBR заключается в том, что вместо трихлорсилана используется другое соединение кремния – моносилан. Газ также подается в реактор, но вместо затравки служат не кремниевые стержни, как при методе Сименс, а кремниевые частицы (размером в несколько микрон). Под воздействием высокой температуры кремний выделяется из моносилана и оседает на затравке (кремниевых частицах). Постепенно частицы увеличиваются в размерах и опускаются на дно реактора, откуда и извлекаются.

По сравнению с традиционным процессом Siemens, FBR обладает рядом преимуществ, которые приводят к удешевлению производственных затрат. Во-первых, реакция выделения кремния в реакторе FBR происходят при значительно более низких температурах (600—700 °С против 1 150–1300 °С у процесса Siemens). Также в процессе Siemens требуется поддерживать большую разницу температур между нагретыми стержнями и холодными стенами реактора. Все это приводит к тому, что энергозатраты у процесса Siemens примерно в 4 раза выше, чем у FBR. Во-вторых, в отличие от пакетного процесса Siemens, FBR работает непрерывно, т.е. частицы кремния можно подавать постоянно, параллельно извлекая готовые гранулы. Вследствие этого производительность одного реактора FBR выше, чем Siemens.

Однако, конечно, имеются и недостатки, основной из которых заключается в качестве конечного продукта. У стен реактора поликремниевые гранулы растут с высоким содержанием металлических примесей, что приводит к высокому проценту брака. Также, до сих пор заводам тяжело было масштабировать процесс в связи со сложной гидрогазодинамикой, происходящей в реакторе.

Первые заводы по получению поликремния методом FBR появились еще в 1980-х. Однако, они так и оставались по большей части опытно-промышленными. Недостатки метода FBR не получалось преодолевать, а при этом затраты при уже зрелом методе Siemens быстро снижались вследствие экономии на масштабе, а также по мере увеличения производительности реакторов. Потом уже появился модифицированный метод Siemens, который был проще, но выдавал менее чистый поликремний. Для производства солнечных панелей такого поликремния было достаточно, но при этом затраты производителей снизились. Прогресс в отрасли шел настолько быстро, что вытеснил на обочину все другие методы получения поликремния. Они просто не успевали проходить этапы технологического развития от опытной к промышленной стадии.

И вот, пока остальные компания продолжали наращивать мощности на базе модифицированного процесса Siemens, GCL работала над тем, чтобы довести процесс FBR до ума. На это GCL ушло около 10 лет, в 2019 г. компания объявила о том, что процесс FBR готов к массовой коммерческой эксплуатации, и анонсировала строительство крупнотоннажных заводов. В 2022 г. компания выпустила уже 46 тыс. тонн гранулированного поликремния, а мощности на конец 2022 г. составили 140 тыс. тонн в год. Во втором полугодии 2022 г. удельная себестоимость производства гранулированного поликремния составила $6.5, что примерно на 20% ниже, чем у самых эффективных конкурентов. Уже к началу 2024 г. компания планирует перевести все свои мощности с метода Siemens на FBR, а в ближайшие 2—3 года нарастить общие мощности до 700 тыс. тонн в год. При этом компания отчитывается о том, что выпуск поликремния электронного качества растет с каждой неделей, а объем заключенных долгосрочных договоров уже к началу 2023 г. составил 1.7 млн тонн. Т.е. можно сказать, что новый продукт был широко принят индустрией и крупные игроки готовы подписываться на очень большие объемы.

А себестоимость в $6.5 за кг – это не предел. Пока GCL только осваивает массовое производство по технологии FBR и со временем будет делать это эффективнее. Также, компания объявила о строительстве мощностей по производству кремниевого порошка, который является ключевым сырьем для поликремния. Эта вертикальная интеграция позволит GCL снизить волатильную часть в расходах, а также обеспечивать себе хорошую маржу даже при низкий ценах на поликремний.

Если обратить внимание на график того, как наращивали производство поликремния крупнейшие игроки (размещен в отчете выше), то можно обратить внимание, что даже когда цены на поликремний были на дне, самые эффективные из них продолжали наращивать мощности. Все потому, что и при низких ценах они были способны производить поликремний с хорошей маржой, при этом выдавливая конкурентов. То же самое будет происходить и сейчас, когда начнется очередной кризис перепроизводства. И GCL, благодаря своему преимуществу в удельных затратах, сможет продолжать наращивать мощности, даже когда остальные игроки прекратят это делать. Все это позволит GCL занять до 30% рынка в ближайшие годы.

Как говорит сам менеджмент GCL, компания ожидает и приветствуют падение рынка, т.к. он позволит освободить его от слабых игроков и консолидировать отрасль, которая в конечном итоге будет занята всего несколькими крупными игроками.

 

  1. Прочие источники выручки.

Еще одним важным источником выручки GCL является производство кремниевых пластин (40% от выручки компании в 2022 г.). Более того, GCL до сих пор занимает значительную долю на это рынке (≈18% в 2022 г.), а когда-то она была крупнейшим производителем пластин в мире. Однако, пока менеджмент компании не делают больших ставок на это направление бизнеса и не анонсирует открытие новых крупных производств. Поэтому мы не будем его детально разбирать.

Важно то, что эта вертикальная интеграция в кремниевые пластины всегда сильно помогала компании балансировать маржинальность бизнеса, т.к. цены на них не настолько волатильные, как на поликремний. Ниже на графике можно увидеть, что маржа всего сегмента оставалась в плюсе даже в периоды самых низких цен на поликремний в 2018—2020 гг. Все благодаря этой вертикальной интеграции в пластины.

Стоит ли инвестировать в акции компании?

Ниже представлен прогноз выручки и операционного дохода GCL Technology, основанный на анализе, приведенном выше в разделе «Какие перспективы у бизнеса компании?».

Оценка:

Вывод: в оценку фундаментальной стоимости заложена доходность в 25% в год. Текущая стоимость акций значительно ниже (1.58 HKD), поэтому потенциальная доходность составляет более 40% в год. Хотя риски инвестирования в компанию очень высокие (о них вы можете почитать ниже), на мой взгляд, потенциал доходности их компенсирует. Поэтому я и сам решил инвестировать существенную долю своего капитала в акции компании.

 

Оценка риска

Нелинейный рост фундаментальной стоимости

Чаще всего в оценку заложен более-менее линейный рост фундаментальной стоимости со временем, равный общей требуемой доходности (в случае GCL – это 25% в год). Однако, вследствие того, что большая часть прироста производства придется на ближайшие 2—3 года, со временем риски будут снижаться, что будет приводить к более быстрому росту в первые годы, чем в последние. Ниже указан график роста фундаментальной цены акций с учетом заложенных в модели ожиданий.

longtailФундаментальный анализ компаний
Портал о долгосрочных инвестициях в акции
https://longtailers.ru/wp-content/uploads/2019/04/img-footer-map.png
longtail в социальных сетях
https://longtailers.ru/wp-content/uploads/2019/04/img-footer-map.png
longtailв социальных сетях