Alphabet отчёт

01.09.2023

Компания: Alphabet, Inc.

Tickers: GOOGL (акции класса A) и GOOG (акции класса C)

Индустрия: Интернет-платформы и технологии

Расположение Главного офиса: Маунтин-Вью, Калифорния, США

CEO: Сандар Пичай (с 2019 г.), до этого было CEO Google (2015 – 2019 гг.)

Основатели и контролирующие акционеры: Ларри Пейдж и Сергей Брин (≈51% голосов на собрании акционеров)

Рыночная капитализация (на 1 сентября 2023 г.): $1.7 трлн

Выручка (за последние 4 квартала): $290 млрд

Как рейтинг, так и сам анализ не являются инвестиционными рекомендациями, а отражают только мое мнение о потенциале компании. Во-первых, я не знаю и не могу знать ваших финансовых целей, инвестиционных предпочтений и отношения к риску, соответственно, рекомендаций никаких дать не могу. Во-вторых, информация в анализе может быть полезна исключительно долгосрочным инвесторам. А для того, чтобы им быть, необходимо иметь терпение и сильные нервы. Не каждый может выдержать давление, испытываемое при сильных падениях котировок. А они будут – это единственное, что я могу вам гарантировать.

Investment summary

Инвестиционный рейтинг (5-летний горизонт инвестирования)

Инвестиционный рейтинг при разных ценах на акцию

Подробно о том, как я выставляю рейтинги, смотрите на странице «Метод»

Рейтинг в отчёте указан на дату составления отчёта. Рейтинг на странице «Отчёты» обновлен с учётом актуальной цены, даты и изменениях в оценке риска.

История моих сделок с акциями Alphabet

Визуализация моих сделок представлена на графике ниже. По состоянию на дату отчета я не владел акциями Alphabet.

История моих оценок акций Alphabet

Первую оценку Alphabet для сайта я сделал в сентябре 2022 г. (отчет размещен в разделе «Архив»). На графике ниже вы можете увидеть, как с тех пор менялась стоимость акций и ее фундаментальная стоимость. Фундаментальная стоимость со временем увеличивается на требуемую доходность, заложенную в оценке.

Согласно отчету от сентября 2022 г., на 1 сентября 2023 г. фундаментальная стоимость должна была составить $158. В этом отчете оценка пересмотрена вниз ($137), в основном в связи с более низкой оценкой потенциальной маржинальности компании, а также скромным ростом, который компания продемонстрировала в 2022—2023 гг.

Что делает компания?

Google начинался как исследовательский проект двух студентов PhD Стэнфордского университета, Ларри Пейджа и Сергея Брина. Существующие в то время поисковики ранжировали страницы в зависимости от того, как часто запрашиваемое слово появлялось на странице, Google же в дополнение к этому учитывал то, сколько других сайтов ссылалось на страницу, а также значимость этих сайтов (по аналогии с тем, как важность научных статей часто определяется по тому, как часто она цитируется другими исследователями). Эта идея, алгоритм, который выдавал более релевантную выдачу на запросы пользователей, а также простой дизайн главной страницы по сравнению с перегруженными сайтами Yahoo, MSN и AOL, привели к взрывному успеху Google.

Изначальной бизнес-моделью компании было лицензирование поискового сервиса для других сайтов, но в 2000 году Google анонсировал Google AdWords, сервис, который позволял размещать рекламу на странице выдачи результатов поиска. Оплачивалась такая реклама по количеству показов рекламы. Позднее, принцип был изменен на оплату за клик (cost-per-click), а также запущен сервис Google AdSense, через который реклама могла распространяться через сайты-партнеры (Google Network members). AdWords и AdSense стали основой бизнеса Google и остаются ими до сих пор.

Всего лишь за 20 с небольшим лет Google (позднее Alphabet) превратился в одну из крупнейших и самых влиятельных корпораций в мире. Более 90% всех поисковых запросов в мире вводятся в Google Search. YouTube, видео-сервис, купленный Google в 2006 г., имеет более 2,6 млрд пользователей и зарабатывает свыше $40 млрд в год. Google Chrome, запущенный в 2008 г., захватил свыше 60% рынка браузеров для PC, смартфонов и планшетов. Android, также представленная в 2008 г., удерживает абсолютную монополию на рынке операционных систем для не-iOS девайсов. И Chrome, и Android выполняют ключевую роль в поддержании доминирования Google в поиске и позволяют компании экономить миллиарды долларов на traffic acquisition costs. А Google Cloud Platform занял 3-е место после Amazon Web Services и Microsoft Azure на быстрорастущем рынке услуг по предоставлению облачной IT-инфраструктуры (далее, cloud infrastructure services).

Сегодня Alphabet – это диверсифицированный технологический холдинг, который владеет бизнесами в разных направлениях. Структура выручки компании представлена ниже.

Какие перспективы у бизнеса компании?

  • Потенциал роста выручки от цифровой рекламы: $100-120 млрд на горизонте 5 лет.

Цифровая реклама (digital ads) является самым крупным источником выручки для компании. В последние годы Google построил несколько многомиллиардных бизнесов, таких как Google Cloud, Google Play или продажи различных девайсов, однако рынок digital ads разросся до такой степени, что даже со всеми этими бизнесами традиционное направление интернет-рекламы до сих пор приносит компании около 80% всей ее выручки.

И не зря, ведь рынок цифровой рекламы переживал бурный рост. Если в 2013 г. на долю цифровой рекламы приходилось 21% от общих мировых затрат на рекламу, то в 2022 г. – уже 65%. За это же время весь рынок рекламы вырос с $517 млрд до $848 млрд. Все это вместе и привело к бурному росту, большую часть которого «забрали» всего 3 компании: Alphabet (Google), Meta (Facebook) и Amazon.

И этот переход рекламы из оффлайна в онлайн все еще продолжается. Согласно прогнозу от eMarketer к 2027 г. доля цифровой рекламы увеличится до 74% (с 65% в 2022 г.). Если добавить к этому и ежегодное увеличение общего рынка рекламы на 5–6%, то получится здоровый рост на 8–10% в год.

В течение всего этого периода впечатляющего роста Google был самым крупным игроком с более чем 40% долей рынка. Facebook (Meta) шел вторым номером. Вместе эти две компании перевернули индустрию рекламы во всем мире. То, что раньше зарабатывали тысячи небольших местных газет, телеканалов, радиостанций, теперь стало уходить в карманы всего двух компаний. А с недавнего времени к списку лидеров присоединился еще один гигант — Amazon. В 2022 г. 68% всех расходов на онлайн-рекламу были потрачены на платформах этих 3 компаний. Да, часть этой выручки они делят с издателями, владельцами контента и производителями девайсов, однако консолидация индустрии все же впечатляющая. Просто индустрия цифровой рекламы создана для больших ребят, крупных и диверсифицированных платформ, таких как у Google, Facebook или Amazon.

И если изначально Google и Facebook росли за счет предложения новых, инновационных сервисов, то сегодня они уже имеют столько сильных конкурентных преимуществ, что конкурировать с ними стало практически невозможно:

— экосистема. Одной из ключевых особенностей бизнеса Google и Facebook является то, что обе компании построили огромные экосистемы, состоящие из множества дополнительных сервисов, построенных вокруг основного продукта. Например, экосистема Google состоит из нескольких платформ, каждая из которых имеет более чем 1 млрд пользователей: Search, YouTube, Android, Google Play Store, Chrome, Gmail, Google Drive, Google Maps, Google Photos. К этому также стоит добавить миллиарды пользователей, которые видят рекламу через бесчисленное количество сайтов-партнеров (Google Network Members).

И все эти сервисы дополняют и усиливают друг друга. Более чем 60% доля в браузерах (Google Chrome) и 70% в мобильных операционных системах (Android) позволяют компании сохранять ее доминирующую позицию в поиске, т.к. на них Google Search стоит как дефолтная поисковая система. Далее, один сервис способствует тому, чтобы пользователь использовал и следующий сервис компании (например, выдача видео YouTube в поиске Google Search, привязка друг к другу Gmail и Google Drive, предустановленное приложение YouTube на Android-девайсах).

Ну и не стоит забывать, что все они делятся данными друг с другом, а также то, что Google может использовать свое положение в одном продукте для того, чтобы защитить другой. Примером этого может служить то, что Google Chrome вскоре планирует отказаться от поддержки cookies от посторонних сайтов, и, таким образом, ограничит их возможности по таргетированию пользователей и обеспечит сайты Google еще большим конкурентным преимуществом в плане предложения персонализированной рекламы.

— дефолтный выбор. Новая цифровая экономика в значительной степени трансформировала то, как мы взаимодействуем с информацией. Если раньше найти ответ на какой-либо вопрос требовала от нас приложения немалых усилий, то сегодня мы часто можем получить его всего за несколько секунд. По мере того, как доступ к информации стал практически мгновенным, наша способность ее фильтровать и фокусироваться на том, что действительно важно, стала иметь весомое значение, при этом наша терпимость к задержкам упала. Оба этих фактора способствовали развитию так называемого «дефолтного поведения», т.е. склонности принимать дефолтную из имеющихся опций для того, чтобы избежать потерь времени: Google Search для поиска информации, Facebook и Instagram для того, чтобы следить за своим кругом контактов, связывать с друзьями или делиться фотографиями, YouTube для просмотра различных видео.

network effects. Популярность социальных сетей, таких как YouTube или Facebook, характеризуется сильным сетевым эффектом, т.е. ценность сети для каждого пользователя зависит от общего количества и активности пользователей в сети. Наличие огромной базы юзеров на платформе привлекает девелоперов и создателей контента, что еще больше увеличивает ценность соцсети. Все это создает замкнутый круг, и сеть, которая смогла достичь его, очень быстро выбивает всех остальных конкурентов. Новым соцсетям не остается ничего, кроме как пытаться создать какое-то совершенно новый, оригинальный продукт. В противном случае она не будет способна оказать конкуренцию уже доминирующим платформам.

И платформодержатели делают все, чтобы сохранить этот статус-кво. Например, Facebook очень быстро адаптирует какие-то новые фишки конкурентов в свои продукты для того, чтобы избежать оттока пользователей: Stories, AR selfie filters, геостикеры или исчезающие сообщения от Snapchat, Messenger Rooms от Zoom или короткие, зацикленные видео от Tik-Tok.

В то же самое время Google заключила соглашения с Apple, Samsung и прочими производителями смартфонов, в соответствии с которыми она платит им часть выручки от рекламы в обмен на то, чтобы Google Search оставался дефолтным поиском на их устройствах. Эта дефолтная позиция создает дополнительный барьер для конкурентов и препятствует расширению их пользовательской базы, улучшению качества поиска и, вследствие, способности его монетизировать.

Все вышеописанные факторы создают практически непреодолимые барьеры входа в отрасль. Да, за последнее десятилетие были успешные попытки зайти на этот рынок, например, со стороны Twitter, Snapchat или TikTok. Однако, пока они были успешны в привлечении пользователей в то время, как монетизировать их оказалось значительно сложнее.

Подводя итог, я думаю, что Alphabet, Meta и Amazon продолжать сохранять захваченную долю рынка и в ближайшем будущем. Важнее другое, как эта олигополия распределится между этими игроками.

На графике ниже показано изменение рыночных долей основных игроков на протяжении последних 10 лет. Доли Microsoft и TikTok не показаны на графике, т.к. они пока являются незначительными (≈2% у каждого). На втором графике показаны изменения долей Alphabet по его ключевым продуктам.

Как можно увидеть, Alphabet потерял Facebook 7% долю рынка в период с 2013 по 2017 гг., однако в дальнейшем держит ее примерно на одном уровне. Потеря доли в основном пришлась на Google Network Members, которые конкурировали с Facebook в сегменте display advertising (показ рекламы рядом с контентом, который потребляет пользователь). GNM продолжает терять рынок, однако Alphabet частично компенсирует это наращиванием рекламной монетизации YouTube.

Я думаю, что в ближайшие годы Alphabet потеряет еще несколько процентов рынка быстро наращивающему свою платформу Amazon’у. Как показывает опыт Китая, e-commerce платформы (Alibaba, Pindoudou, JD.com) способны занимать очень значительную долю в рекламных бюджетах компаний. Также дополнительное давление будут оказывать Microsoft с его интеграцией OpenAI в поисковую систему, а также TikTok, который пока только разгоняется, но в будущем может стать одной из основных платформ для рекламодателей.

 

  • Потенциал роста выручки Google Cloud: $40-50 млрд на горизонте 5 лет.

За последние годы рынок по предоставлению облачной IT-инфраструктуры, фактическим первооткрывателем которого стал Amazon Web Services в 2006 г., стал по-настоящему огромным. В 2015 г. расходы предприятий на cloud infrastructure services (в основном IaaS и PaaS) превысили $25 млрд., в 2019 г. – уже перешли отметку в $100 млрд, а в 2022 г. составил $247 млрд. (согласно оценке Canalys). Общий же рынок облачных сервисов (включая SaaS) в 2022 г. составил $490 млрд (по оценке Gartner).

Основными сегментами рынка облачных сервисов являются IaaS (Infrastructure-as-a-service), PaaS (platform-as-a-service) и SaaS (software-as-a-service).

Если говорить очень просто, то IaaS – это удаленный доступ к вычислительным мощностям и серверам для хранения данных, который предоставляет облачный провайдер. Т.е. провайдер имеет у себя все оборудование, содержит его и обеспечивает безопасность данных. Пользователь же должен самостоятельно установить на предоставляемые сервера все необходимое программное обеспечение, включая операционную систему. В корпоративном мире пользователями данных услуг являются системные администраторы, которые раньше были вынуждены самостоятельно покупать и устанавливать все оборудование, а после еще тратить значительные ресурсы на его поддержание и обеспечение безопасности данных.

Следующим видом услуг является PaaS. Это более высокоуровневое решение. При использовании данной услуги в дополнение к оборудованию вы еще получите базовые софтверные решения: операционную систему, базы данных, различные инструменты для девелоперов и т.п. Все, что требуется – это установить нужные вам приложения и работать. Все остальное вам даст облачный провайдер. Кто использует эти услуги? В основном девелоперы, которые используют его для разработки приложений, их развертывания и масштабирования. Теперь компании не надо даже нанимать системных администраторов, достаточно иметь только программистов.

IaaS и PaaS имеют множество преимуществ для предприятий и девелоперов. Используя эти услуги, им уже нет необходимости рассчитывать capacity своего дата-центра, закупать дорогостоящее оборудование, устанавливать его, а потом управлять и следить за всем этим хозяйством. Они могут арендовать столько мощностей, сколько им нужно в каждый момент времени. То, что раньше было постоянными затратами, с IaaS и PaaS стало переменными и зависящими только от нужд предприятия. Это дает им преимущество в виде гибкости планирования затрат, а также легкости масштабирования. В дополнение, развитие IoT (Internet of Things) требует тысяч датчиков и девайсов, который должны быть подключены к серверам и при этом иметь быстрое время отклика. Традиционно, чтобы это обеспечить, компании должны были устанавливать множество локальных дата центров, сейчас же они во многом могут положиться на огромную инфраструктуру крупных облачных провайдеров по всему миру.

К тому же, Microsoft Azure, AWS и Google Cloud предоставляют множество дополнительных опций к своим PaaS-решениям (в том числе SaaS), например, платформы для Big Data platforms, модели ИИ, аналитику, когнитивные сервисы, машинное обучение, визуализацию данных и т.д.

SaaS – это самый верхний уровень облачных услуг, который представляет собой полное софтверное решение под ключ. Здесь провайдер предоставляет вам все, вам нужно только использовать приложение, подключенное к облаку, часто просто посредством обычного браузера. Множество компаний предоставляют такой доступ к своим приложениям, например, Microsoft к офисному пакету Office 365, SAP или Salesforce к своим CRM и ERP решениям и т.д.

Сегодня рынок CIS стал самой крупной ареной для схватки мировых технологических гигантов. Amazon Web Services, в многом благодаря тому, что первым распознал потенциал рынка, до сих пор остается бесспорным лидером с $85 млрд годовой выручки и 32% долей рынка. За ним следует Microsoft Azure, который пришел на рынок значительно позднее, в 2010 г., однако активно набирает обороты (доля – 23%). Google занимает третью позицию с 9%. Все остальные игроки существенно меньше. Китайские компании, такие как Alibaba, Huawei, Tencent и Baidu работают в основном в Китае, куда никого не пускают, но и сами они не имеют сильных позиций за пределами родного рынка.

Никто не знает, насколько большим может быть рынок cloud infrastructure services, однако текущие темпы роста говорят о том, что он еще далек от насыщения.

На графике ниже показаны рыночные доли трех самых крупных игроков на рынке cloud infrastructure services. Как можно увидеть, и Azure and GCP набирают очень неплохие обороты, однако не за счет Amazon’а, а за счет вытеснения более мелких игроков: общая доля трех лидеров выросла с 55% в 2019 г. до 63% в 2022 г.

И здесь нет ничего удивительного. Лидеры рынка имеют огромную развитую инфраструктуру по всему миру, внедряют десятки различных сервисов в свои предложения. Для того, чтобы конкурировать в этой отрасли, нужны даже не миллиарды, а десятки миллиардов долларов, здесь просто нет места для небольших компаний. И чем больше становится этот рынок, чем больше становятся лидеры, тем сильнее будет происходить выдавливание прочих игроков. Темпы роста выручки Google, его экспертиза в генеративном ИИ, больших данных и маркетинге говорят о том, что у компании есть хорошие перспективы и дальше расти быстрее остального рынка.

 

  • Потенциал роста прочей выручки Google: $20-25 млрд на горизонте 5 лет.

Прочая выручка включает в себя комиссии с продаж в Google Play Store, подписки на YouTube, включая YouTube TV, YouTube Premium и YouTube Music, поставки девайсов, таких как Google Nest, Pixelbooks, смартфонов Pixel, прочие продукты и сервисы. Несмотря на то, что некоторые из этих направлений сами по себе представляют многомиллиардные бизнесы, Google не раскрывает по ним выручку.

Однако, ее размер можно оценить на основании имеющейся информации из публичных источников: данным по объемам транзакций в Google Play Store, количества подписок на YouTube TV, YouTube Premium и прочей информацией, которую менеджмент компании периодически раскрывает на своих ежеквартальных звонках с аналитиками. Ниже вы можете увидеть оценку прочей выручки Google на основании этих данных.

Каждый из вышеуказанных бизнесов имеет хороший потенциал роста.

а) Смартфоны и приложения в них с каждым годом становятся для нас все важнее и важнее, а расходы в мобильных играх, которые составляют большую часть покупок в Google Play Store, продолжают расти. Эти факторы будут и дальше драйвить выручку Google Play Store, хотя, конечно, и не такими темпами, как раньше.

б) Рынок онлайн-телевидения в США сравнительно мал для компании размеров Google, однако все еще представляет компании возможность зарабатывать несколько миллиардов долларов в год. Традиционное кабельное и спутниковое ТВ понемногу умирает. Многие их клиенты «режут» кабель и делают выбор в пользу стриминговых сервисов, а также онлайн-версий платного ТВ, таких как Hulu TV, YouTube TV, Sling TV, AT&T TV Now и т.д.

И этот тренд только усиливается. Согласно прогнозам eMarketer к концу 2027 г. провайдеры кабельного и спутникового телевидения потеряют еще почти 20 млн подписчиков. И многие из них перейдут на онлайн-версии, где у YouTube была доля в 38% в 2022 г.

в) Количество платных подписок на YouTube Music и Premium составило около 80 млн в конце 2022 г., т. е. всего чуть больше 3% от общей базы пользователей YouTube. Для сравнения Spotify имел 205 млн платных подписчиков. Я не думаю, что YouTube сможет занять лидирующие позиции в музыкальных стриминговых сервисах, однако с учетом отсутствия рекламы на подписке Premium, прочих «плюшек» (вроде возможности смотреть YouTube оффлайн) и общей огромной базы пользователей сервиса, у этого направления еще огромный потенциал для монетизации.

г) Ну и наконец, Google предлагает множество девайсов, начиная со смартфонов, ноутбуков и заканчивая умными колонками и прочими «умными» гаджетами для дома. Google – это не Apple, однако все еще предлагает отличные продукты и имеет немало лояльных бренду покупателей. Так что неторопливое расширение этого направления также может дать неплохой прирост в ближайшем будущем.

 

  • Сегмент Other Bets продолжит «съедать» деньги компании в ближайшем будущем и маловероятно, что его выручка станет значительной относительно всего холдинга.

Other Bets – это собрание нескольких бизнесов, так называемых “moonshots”, каждый из которых является небольшим для Alphabet, однако в долгосрочной перспективе представляет собой интересную перспективу. Компания вкладывает огромное количество средств в данное направление, например в 2022 г. выручка сегмента составила всего $1.1 млрд, а вот операционные убытки — $6.1 млрд.

Основные компании в составе сегмента – это Verily (исследовательская лаборатория по различным вопросам здоровья человека), Calico (лаборатория, изучающая вопросы старения и сопутствующих заболеваний), Wing (дроны), Capital GV (венчурный фонд, инвестиции на ранних стадиях) и Capital G (венчурный фонд, инвестиции на стадии роста). Большая часть этих бизнесов находится в стадии R&D и не представляют значительных перспектив роста в ближайшем будущем.

Исключение представляет бизнес Waymo, который в перспективе может приносить десятки, если не сотни миллиардов долларов. Google, а следом выделенная в отдельную компанию Waymo, разрабатывает и тестирует беспилотные автомобили уже больше десяти лет. Она была одной из первых, кто начал это делать, еще в то время, когда такая технология вообще казалась невозможной. Сегодня практически каждый IT-гигант, автопроизводитель и десятки стартапов помешаны на разработке автопилотируемых автомобилей, а Waymo является признанным в индустрии лидером.

Несмотря на весь хайп вокруг self-driving cars, задача ее разработки оказалась значительно сложнее, чем это казалось пару лет назад. Сегодня уже есть уверенность, что массовое внедрение беспилотных автомобилей неизбежно, однако, вот когда это светлое будущее наступит – до сих пор не понятно. Учитывая, что компании все еще находятся в достаточно ранних стадиях тестирования автопилотов, еще потребуется немало времени, чтобы доработать технологию, а потом пройти все необходимое регулирование, которое отличается не только от страны к стране, но и от одного штата к другому (в США). И это не считая того, что ей надо будет завоевать доверие потребителей. В общем, до серьезного масштабирования может пройти и 10 лет, и даже больше.

Хотя по-настоящему роботизированные автомобили появятся еще не скоро, их «младшие» братья уже сегодня ездят на дорогах. Я говорю о так называемых Advanced driver-assistance systems (ADAS) 2-го и 3-го уровней, который предлагают автопроизводителей, например, Tesla Autopilot, Cadillac Super Cruise или Nissan ProPilot Assist. Такие системы позволяют машине держать свою полосу, перестраиваться, держать дистанцию и даже проезжать какие-то простые участки без участия водителя.

Waymo не целится на этот рынок, а работает над разработкой именно полностью беспилотных автомобилей, т.е. уровни 4 и 5. Изначально компания занималась как разработкой беспилотных такси, так и адаптацией технологии для грузовых автомобилей, но с недавних пор полностью сфокусировалась на такси. Потенциал этого рынка гигантский, ведь автопилотирование позволит операторам парков автомобилей избавиться от самого высокого операционного расхода – зарплаты водителей – и тем самым экономить сотни миллиардов долларов каждый год.

Для понимания Uber в 2022 г. продал поездок на $115 млрд, из которых около 80% ушло на вознаграждение водителям. А пользователи Uber – это чуть более 120 млн человек. Представьте, какой потенциал имеет повсеместное внедрение автопилотируемых автомобилей, если в какой-то момент времени им будут пользоваться, скажем, 1 млрд человек на более-менее регулярной основе. Я думаю, теперь понятно, почему Alphabet готов «спускать» по $5—6 млрд в год на разработку технологии.

Размер этого рынка может быть больше, чем все рынки, на которых Alphabet работает сегодня, однако в течение ближайших 5 лет ожидать какой-то значительной выручки от этого направления вряд ли стоит. Успехи в разработке технологии могут иметь значительный эффект только на оценку компании, но не на ее финансовые показатели.

 

  • Операционная маржа Alphabet имеет потенциал роста до 28—30%.

За последние 5 лет средняя маржинальность Alphabet составила 25%. В ближайшем будущем компания может расширить ее до 28—30% в основном благодаря выходу облачного бизнеса к своей потенциальной маржинальности. В 2022 г. облачный бизнес принес компании убытки в размере $3 млрд или 11% от выручки сегмента. В первой половине 2023 г. Google Cloud уже вышел в небольшую прибыль. Для сравнения, AWS демонстрирует маржу примерно в 30%, а сегмент Intelligent Cloud в Microsoft – более 40%. Оба этих показателя могут быть отличным бенчмарком того, как много может зарабатывать Google от своего облачного подразделения, когда он будет находиться в более зрелой стадии.

Стоит ли инвестировать в акции компании?

Ниже представлен прогноз выручки и операционного дохода Alphabet, основанный на анализе, приведенном выше в разделе «Какие перспективы у бизнеса компании?».

Оценка:

Вывод: акции торгуются близко к своей фундаментальной стоимости, при этом их потенциальная доходность составляет 12—13% в год, что немало для компании такого масштаба.

Оценка риска:

longtailФундаментальный анализ компаний
Портал о долгосрочных инвестициях в акции
https://longtailers.ru/wp-content/uploads/2019/04/img-footer-map.png
longtail в социальных сетях
https://longtailers.ru/wp-content/uploads/2019/04/img-footer-map.png
longtailв социальных сетях